| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

26.10.2015

Возвращение блудных сыновей (музыка)

Автор:  Минеев Роман


The Libertines – Anthems for Doomed Youth, 2015


Группа The Libertines, образ жизни музыкантов которой, казалось, подразумевал смерть в юности, спустя 12 лет после последнего, ставшего легендарным, одноименного релиза возродилась в старом составе и выпустила третий диск. Два ее лидера-автора песен и музыки Пит Доэрти и Карл Барат снова друзья, но вопрос, заржавели ли их струны за годы простоя, живы ли печени? Можно ли эти песни назвать свежими, а не извлеченными из архивов древностями? 

Минеев 17-1.jpg.png
Контракт на запись альбома группа подписала в Таиланде во время реабилитации Доэрти

И да, и нет. Gunga Din, трек, вышедший синглом с клипом, в котором музыканты-распутники гуляют по восточному кварталу и, конечно же, напиваются, один из самых ярких на альбоме, и вполне характерен для группы. То же можно сказать и о Heart of a Matter – что-то в духе хита на все времена Don’t Look Back into The Sun. 

Барат и Доэрти то поочередно поют куплеты, то вместе, то по отдельности солируют в песнях, первый более ясным, а второй узнаваемо пропитым голосом. Но если раньше они прославляли молодость и пели хвалу геройству, теперь уклон идет больше в размышления о славе, судьбе, любви, и о других вопросах высокого порядка. You're My Waterloo, лирическая баллада 1999 года, в которой Пит уже предстает зрелым композитором с узнаваемой манерой пения и поэтическим слогом. Iceman – игривый номер, начинающийся, как акустический, а заканчивающийся компанейским пением, который писали прямо на берегу океана. Есть кабаре (Dead for love), рок-бомбы (Glasgow Coma Scale Blues), отсылки к старым временам (Fame & Fortune), и гимн, который Барат вытянул один, (Anthems for Doomed Youth). То и дело возникает ощущение, что словесные обороты и фразы уже звучали на первых альбомах – вполне понятный маркетинговый ход, но сделано это так тонко, что ухо не режет. 

Это все тот же британский рок, с примоченными гитарами, не запоминающейся ритм-секцией, в меру нестройным пением. Риффы отрывисты, прыгучи, звук гитар то шумливый, то мелодичный, но непременно звонкий. Саунд неряшливый, как прическа Пита Доэрти. К плюсам можно отнести, что группа не ударилась в электронику в угоду трендам. 

Минеев 17-2.jpg
Из тандема Доэрти и Бара крепче записи вне The Libertines были у первого

The Libertines прославились, как бойкие ребята, которым интересней жить в воображаемом ими прошлом Великобритании, желательно в Викторианской эпохе, чем творить на злобу дня. Они литературо-центричны, и пользуются всем набором языковых красот – от словечек из диалекта кокни, до найденных в словарях или книгах Редьярда Киплинга древностей. Однообразие приемов, гитарных пассажей, которые используют музыканты от альбома к альбому, их подражание The Kinks компенсирует разве что неподдельная разбитная энергия, с которой они извлекают ноты. Без искреннего надрыва музыка была бы скучна или просто непонятна, как у любого третьего инди-коллектива в мире. И, судя по Инстаграму Барата, отбор песен производился за чем-то горячительным – живы, курилки.  

Что до смерти в молодости, вспоминается, как сам Доэрти до выхода первой записи группы приводил в пример Sex Pistols, которые сгорели быстро, но памятно. А если учесть, что туры отцов панка называются в духе «Презренный металл», с намеком на то, ради чего они затеяны, у Либертинз незавидное будущее. Получать семь из десяти героям не к лицу; или все, или ничего. Но пока они живы, и хвала героям. 

Минеев 17-3.jpg
Пластинку посвятили памяти лучшего друга Доэрти

КСТАТИ: 

Альбом в делюкс-версии можно послушать на Яндекс.Музыке – в нем четыре дополнительные песни. 

ЕЩЕ: 

2015-й год богат на камбэки, сначала Blur выпустили первую запись за 16 лет в полном составе, впервые за десять лет новый материал презентовали New Order, и за больше чем 20 лет – Кит Ричардс.