| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

26.10.2015

Война, господа! Представление продолжается (театр)

Автор:  Колмогорова Елена


«19.14» А. Молочников, А. Архипов 
Режиссёр – Александр Молочников
Премьера состоялась 4 октября 2014 года
МХТ им. Чехова

Что мы знаем о Первой мировой войне, кроме того, что она началась с убийства эрцгерцога Фердинанда и на ней впервые был использован отравляющий газ? Такими вопросами задался вчерашний выпускник РАТИ Александр Молочников, задумывая спектакль «19.14». Совместно с Александром Архиповым сделали пьесу, придумали жанр кабаре, тексты песен написал Дмитрий Быков. А спектакль поставили к 100-летию Первой мировой на сцене МХТ им. Чехова.

Живой оркестр, столики перед сценой, красный занавес, прожектор – представление начинается! Хозяин вечера – неутомимый конферансье (Артём Волобуев) в красном блестящем костюме рассыпает сальные и острые шуточки: от «бей жидов, спасай Россию» до неприличного слова, которое выжгла бывшая ему на лбу. Легко, весело, с песнями и танцами, в жанре стенд-апа конферансье представляет нам события западного фронта. Вот он в прямом смысле на пальцах объясняет, кто кому объявил войну, и как Италия, как проститутка, перешла из Тройственного союза в Антанту. Это действительно смешно. Ещё смешнее и абсурднее происходило убийство эрцгерцога Фердинанда, с которого и началась Первая мировая – в него никак не могли попасть: ни бомбой, ни пулей. И вот, наконец, интервью убийцы: «Я просто вышел за продуктами. Но потом увидел и пульнул» - «Он просто пульнул и погибло 10 млн мирного населения и 12 млн солдат. Браво!» Конферансье не включён в действие, он не оценивает события войны, он о них рассказывает и смеётся, подобно инфернальному паяцу. И мы смеёмся вместе с ним. 

Колмогорова 16-1.jpg
Конферансье (Артём Волобуев) представляет эрцгерцога Фердинанда (Евгений Сытый), с убийства которого и началась Первая мировая война.
Евгений Сытый исполнил в спектакле сразу несколько ролей, для которых его специально пригласили из Кемерова.
Фото Олег Черноус

На сцене французы и немцы. Режиссёр намеренно исключил из повествования русских (слишком болезненна для нас тема войны), дистанцируясь и обобщая мировой опыт. Актёры отстранены от происходящих событий и способом игры – она практически эстрадная, внешне выразительная, условная и утрированная. Вот актёры чешутся и пляшут от многочисленных вшей и блох, вот играют футбол в противогазах под мелодичную песенку: «Но вы не знали до сих пор, Что обречён ваш мир холёный, Что есть ещё на свете хлор, Такой зелёный». Как снежный ком, нарастают ужасы и абсурд войны. При этом кабаре не останавливается. Но мы чувствуем, что наш смех уже не такой беззаботный. 

Каждый эпизод последовательно развенчивает романтизм и героику войны. В финале спектакля единственный вернувшийся с войны француз Жан (Артём Быстров) не может слышать разговоры своей невесты о том, как запахом круассанов веет сначала с востока, а потом с запада. Он на себе почувствовал, как немцы впервые использовали отравляющий газ, когда ветер дул в сторону французов, но через 20 мин. ветер подул обратно. Не знавший большей части войны Париж всё так же ходил в булочные и кабаре. И рассказ Жана, как убить человека в окопе лопатой, казался неуместной шуткой.

Колмогорова 16-2.jpg
Спектакль проходит в бешеном темпе. Конферансье (Артём Волобуев) возвышается над сценой в красном кубе, как бог войны, беспрестанно подгоняя действие вперёд.
Фото Олег Черноус

Кабаре закрывается песней. Прожектор, микрофон, красный занавес. Выживший Жан поёт и приплясывает: «Пусть Австрия в вальсе кружится, Италия пиццу ест, Ведь после такого ужаса на войнах поставлен крест…». Присоединяется конферансье, и они уже на пределе прокрикивают: 

А дальше только Сталинград, 
А дальше только Ленинград, 
Судеты, Варшава, Брянск и Брест, 
Катынь, Хатынь, Тулон, Берлин, 
Одесса, Ржев, Орёл и Клин, 
Освенцим, Тахао и Триест.

Казалось бы, такая известная мысль, что человечество не учится на своих ошибках, сегодня в спектакле о той далёкой войне прозвучала очень остро. Ведь это мы, те самые сытые Киев, Москва, Америка, Европа, которые рассуждают в фейсбуке за чашечкой кофе об ужасах войны на Украине, в Ливии, Сирии, других горячих точках. И ощущение пира во время чумы не покидает.


Цитата
В августе 2014-го многие вдруг вспомнили, что ровно век назад началась война, которую назовут Первой мировой… Теперь-то известно, как из пустяков возникла кровавая мистерия, захватившая народы и континенты. Разве это можно забыть? Можно, к великому сожалению. Но для того и существует театр, чтобы напомнить. И кабаре для этой цели очень, мне кажется, годится. Так полагал Брехт, а до него отцы-основатели МХТ. Ну, вот пытаемся этому соответствовать.
Художественный руководитель МХТ им. Чехова Олег Табаков


Фотографии Первой мировой войны
Колмогорова 16-3.jpg

Колмогорова 16-4.jpg

Колмогорова 16-5.jpg

Колмогорова 16-6.jpg