| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

26.10.2015

Почему «Игра престолов» уже не будет прежней? (кино)

Автор:  Ковалев Георгий


Сериал: Игра престолов (Game of Thrones), 5 сезон, 
Дэвид Беньофф и Дэниэл Вайс, HBO
США, 2015

Ковалев 15-1.jpg
 
О 5 сезоне самого популярного фэнтези в мире и о том, что будет с ним дальше (Осторожно, спойлеры!)

Все любители длинных сериалов — своего рода ипохондрики: нет такого постоянного зрителя, который с болезненным интересом не высматривал бы в своем сериале симптомы ухудшения. Скатилось шоу или еще не совсем? Этим вопросом начинается и заканчивается обсуждение любого сезона любого сериала без исключений. И с тем же постоянством, с каким солнце встает по утрам, каждый год по понедельникам с апреля по июнь это обсуждение происходит с особым размахом: у миллионов экранов от Сан-Франциско до Петропавловска-Камчатского, в миллионах фейсбуков и твиттеров, с воплями «Как он мог??» и скриншотами бледных, бородатых, окровавленных, заснеженных героев главной взрослой сказки современности. 

Что говорили о пятом сезоне «Игры престолов»? Первые несколько серий встретили не без прохладцы: после прошлогодней ураганной развязки передышка для новой экспозиции, кажется, вызвала у многих нехватку адреналина. К концу нового сезона эти претензии сменились реакцией типа «ахаха прекрати», причем Мартин перестал быть единоличным злым гением —  Бениофф, Вайс и команда их сценаристов оказались достойными учениками. Та же гамма эмоций – от легкой скуки до настоящего шока, как на аттракционе с хитроумной сменой темпов – может стать типичной для всех оставшихся сезонов «Игры».

Самый острый вопрос пятого и, вероятно, трех последующих сезонов – взаимодействие сериала с книгами Джорджа Мартина. Это вообще уникальный пример кросс-медийного развития одной истории, в реальном времени, на глазах десятков миллионов (а тираж книг Мартина достигает 60 млн): первые три сезона были строгой экранизацией, близкой к тексту, в четвертом Беньофф и Вайс начали ощутимо спрессовывать события книг, а в пятом впервые стали их переписывать, за 10 серий лихо перескочив сразу через четвертый и пятый романы цикла. В шестом сезоне они опередят Мартина. 

Почему Беньофф и Вайс решили не сохранять темп «полкниги на сезон» – ведь в этом случае текста книг бы вполне хватило еще на два-три года, а к тому времени Мартин как раз закончил бы шестой роман цикла? Словно герои «Безумного Макса», они уже не могут позволить себе снизить скорость. Мартину после «Бури мечей», самой сумасшедшей по накалу в цикле, понадобилась чуть ли не 1000 страниц, чтобы заново расставить на доске фигуры. Беньофф и Вайс не последовали ритму книжного цикла: чтобы не потерять зрителей и рейтинги, им нужно бежать быстро; чтобы приумножить — еще быстрее.

Что значит «бежать быстро» применительно к «Игре престолов»? Убивать. Много и разнообразно. «Игра» (к пятому сезону которой, по некоторым подсчетам, на экране погибли более 5000 героев) — это один бесконечный карнавал смерти. Нет смысла скрывать, что зрители так прикипают к сериалу именно поэтому: чем выше ставки — тем сильнее сопереживание. Поэтому Беньофф и Вайс отбросили сомнения и пошли дальше, чем могла им предложить замедлившаяся история Мартина: женили Сансу на садисте, сожгли Ширен, отравили Мирцеллу…

Главная опасность для Беньоффа и Вайса – это такая особенность человеческой психики, как снижение чувствительности: чтобы кого-то удивить, им придется вооружиться справочником инквизитора и придумывать все более брутальные фаталити. При этом героев, с которыми все это можно проделать, все меньше. И Мартин им в этом больше не помощник. Именно в следующем сезоне мы по-настоящему узнаем Беньоффа и Вайса — и поэтому он будет особенно увлекательным. 



ДЖОРДЖ МАРТИН О РАСХОЖДЕНИЯХ МЕЖДУ КНИГАМИ И СЕРИАЛОМ

Сколько детей было у Скарлетт О'Хара? Три в книге. Один в фильме. Ни одного в реальной жизни. Она – вымышленный персонаж, ее никогда не существовало. Сериал – это сериал, книги – это книги; это два разных способа рассказать одну и ту же историю.

Различия между моими книгами и сериалом были, начиная с первого эпизода первого сезона. И с тех самых пор я всегда говорю об эффекте бабочки: небольшие изменения ведут к изменениям серьезным, а те – к огромным. Чтобы создавать сериал, насчитывающий уже более 40 часов чистого экранного времени, HBO приходится решать сложнейшую задачу адаптации моих сверхдлинных и запутанных романов, со всеми их сюжетами и подсюжетами, загадками и противоречиями, сотнями персонажей, ненадежными рассказчиками, сменой точек зрения.

Я едва ли могу вспомнить что-то на ТВ, настолько близкое к первоисточнику, как «Игра престолов».  Но чем дольше идет сериал, тем крупнее становятся бабочки. И теперь мы достигли того самого момента, когда взмахи крыльев этой бабочки вызывают бури, вроде той, которая обрушилась на мою электронную почту [после 5 сезона].

У прозы и телевидения разные возможности, недостатки, производственная необходимость.

Дэвид [Беньофф] и Дэн [Вайс] и Брайан [Когман, сценарист сериала] делают лучшее шоу, на которые они способны. А я стараюсь писать лучшие буквы, которые только могу.

И да, в них становится все больше различий. Это как две разделившиеся тропинки в сумрачном лесу — но все мы рассчитываем, что обе эти тропинки приведут в одно и то же место.

И надеемся, что читатели и зрители получат удовольствие от этого путешествия. Или путешествий. Иногда бабочки вырастают в драконов...