| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

26.10.2015

Работа на дядю (кино)

Автор:  Ковалев Георгий


Фильм: Агенты А.Н.К.Л. (The Man From U.N.C.L.E.), 
реж. Гай Ритчи 
США, 2015
 
Ковалев 16-1.jpg

Откуда это фото? Человек, который не следит за кинопремьерами, скорее всего, решит, что это разворот Esquire с рекламой мужских костюмов или алко-экскурсий по Риму. Гай Ритчи образца 1998 года нашел бы на фото только одну вещь, близкую его эстетике – виски. И все же это не рекламный макет, а кадр из «Агентов А.Н.К.Л.», фильма Гая Ритчи-2015.

«Агенты А.Н.К.Л.» вместе с недавними «Kingsman» и «Шпионом» складываются в мини-волну нового шпионского кино – хотя возможно, что их продюсеры просто хотели попасть на разогрев к 24-му «Бонду» в ноябре. Но если создатели «Kingsman» и «Шпиона» (и двух последних полукомедийных «Невыполнимых миссий») как-то экспериментировали с жанровыми схемами – агент-женщина, агенты-подростки, элементы самопародии – то Гай Ритчи снял настоящее ретро; в том же духе, что и некоторые его соотечественники-музыканты, на современной технике тщательно копирующие звучание 60-х.

Впрочем, вряд ли у него были другие задачи. «Агенты» — римейк одноименного сериала, который шел на американском ТВ хоть и недолго (1964-1968 гг.), но очень своевременно: во-первых, по горячим следам первых классических «Бондов» с Шоном Коннери, во-вторых, в период так называемой «разрядки международной напряженности» между СССР и США. По сюжету сериала Наполеон Соло из ЦРУ и Илья Курякин из КГБ скрепя сердце объединяют усилия, чтобы бороться с реальными мировыми угрозами. 

Кто бы мог подумать, что и через 50 лет нехитрый посыл «давайте жить дружно» вновь будет актуален; при желании Гай Ритчи легко мог бы перенести действие в сегодняшний день. Но нет: Соло (Генри Кавилл) и Курякин (Арми Хаммер) встречаются не в Крыму, а у берлинской стены, и отправляются совместно бороться не с ИГИЛом, а с блондинкой-мегаломаньячкой и ее мужем-нацистом, которые строят злодейские планы на итальянском побережье.

На ту же миссию отправлена и девушка-спецагент Габи (Алисия Викандер), но ожидаемый любовный треугольник не образуется: Ритчи гораздо интереснее строить комически-трогательный bromance о том, как тает лед между недоверчивыми одиночками Соло и Курякиным. Британского режиссера всегда увлекали именно мужские взаимоотношения — дружеские, деловые, конкурентные, иногда чуть ли не с гомоэротическим подтекстом — между гангстерами, Шерлоком и Ватсоном, рыцарями в его грядущей экранизации сказаний о короле Артуре. И двумя шпионами в «Агентах А.Н.К.Л.»; это самая забавная и наиболее авторская примета фильма.

Интересно, что и Ритчи, и все исполнители главных ролей спокойно признаются в том, что плохо знакомы с оригинальным сериалом — но возмущаться этим вряд ли будут даже те, кто его смотрел. Ценность старого «Man from U.N.C.L.E» — прежде всего, ностальгическая, а с ностальгией можно работать через воссоздание стиля. Ритчи же на голливудской стадии своей карьеры в тандеме с продюсером Лайонелом Уигрэмом стал профессиональным стилизатором, создателем глянцевых миров, по которым он водит экскурсии с неизменным техническим арсеналом – аттракционной камерой, быстрым монтажом, слоу-мо. Среди таких миров — викторианская эпоха «Шерлоков», большой футбол в знаменитом ролике Nike, а теперь и шпионский золотой век. Машины, костюмы, отели, саундтрек, актерская игра под Кэри Гранта, Кларка Гейбла и Монику Витти: в «Агентах А.Н.К.Л.» нет ничего нового, но то, что есть — это безупречные 60-е, какими мы знаем их по поп-культуре; «Бонд», из которого отжали всю лишнюю драму, но оставили ту самую картинку.


ГАЙ РИТЧИ ОПРЕДЕЛЯЕТ ДЛЯ ESQUIRE, ЧТО ЗНАЧИТ «БЫТЬ КРУТЫМ»

«Это тонкая материя: этому нельзя научить, этим нужно владеть. Круто, когда не делается никаких лишних усилий. От одного чересчур натужного жеста все может улетучиться. Сложность еще и в том, чтобы внешний блеск не превратился в щегольство — я слежу за тем, чтобы этого не случилось с моими актерами.

Самое важное – это визуальная эстетика: я хочу, чтобы фильм своими выразительными средствами переносил в другой мир. «Крутость» заключается как раз в этих выразительных средствах. Это реальность, преображенная с помощью стиля. Хорошей школой для меня стала реклама, где у тебя есть только 90 секунд, чтобы создать нужное настроение и заворожить зрителя».