| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

14.10.2015

Чтобы было чудо (литература)

Автор:  Бурова Мария


Татьяна Замировская «Воробьиная река», 
АСТ, Серия «Лабиринты Макса Фрая», 2015

Татьяна Замировская попала в масштабный мир современной русской литературы из мира более скромного – мира ЖЖ. Благодаря этой платформе состоялась ее первая публикация в настоящей книжке (сборник ФРАМ «78»): именно там родился проект Макса Фрая с картами таро, где каждый писатель-участник получал одну из 78 карт и писал рассказ на эту тему. Она получила двойку жезлов (карта символизирует господство – на ней изображен спокойный уверенный человек с маленьким глобусом в ладошке) и написала сразу два рассказа: один был ближе к толкованию карты с позиции «хозяин своего дома», второй был о необходимости выйти из этого «дома», расширить горизонты. Уникальная способность расширения горизонтов читательского сознания с помощью слова остается с Замировской и сегодня. 

Бурова 14-1.png
Татьяна Замировская - писатель широкой аудитории не слишком известный. Она родилась в 1980 году в Борисове (где-то в Минской области), вечерами зачитывалась культовым детским журналом «Трамвай», мечтала стать Приговым, Петрушевской, Мариной Москвиной или хотя бы Дэвидом Боуи, в семнадцать лет переехала в Минск, начала занимается музыкальной журналистикой, сейчас ведет джазовую передачу на радио и литературную деятельность: Замировская постоянный участник проекта «ФРАМ» Макса Фрая, автор двух сборников рассказов «Жизнь без шума и боли» (2010) и «Воробьиная река» (2015). 

В первой книге «Жизнь без шума и боли» Замировская горизонт сознательно завалила. Построила сборник на полном авторском «остранении» (главные герои там – это бестелесные символы, всё там описанное – сюрреалистические притчи), поэтому пробраться к смыслам, нащупать опору не получается, понимать некого. Второй сборник «Воробьиная река» имеет уже более четкие сюжетные горизонты, дзен-туман начал потихоньку рассеиваться. У героев есть имена, прожитые года, новые надежды, мужья, жены, дети. 

Каждый текст «Воробьиной реки» – это драма, разыгранная на призрачной границе между небом и землей, на той самой линии горизонта. Участников всегда двое – один живет в настоящем реальном мире, другой приходит к нему из мира потустороннего – это может быть царство Аида, а может быть и параллельная Вселенная. Человеку реальному по разным причинам приходится взаимодействовать с гостями из другого мира: вновь целоваться с женой, которая умерла семь лет назад, отбиваться от ухаживаний призрака, снова встретиться с детской курортной любовью. И каждый такой сюжетный ход – результат чего-то неслучившегося, осколок мозаики, которая так и не будет собрана. Все когда-то мертвые все рано умрут, все брошенные снова останутся одни. Герои как воробушки прыгают с ветки на ветку, из мира реального в мир иррациональный и обратно. Все эти параллельные (фальшивые или самые настоящие) так и не реализованные жизни не пугают ни их, ни нас. Ты держишь книгу, затаив дыхание – когда мощь непроизошедшего обрушится на героев неизбежным ливнем мистики? 

Бурова 14-2.png
Татьяна Замировская не скрывает источников своего авторского метода: «советское детство, дикие травматичные тридцатые, Хармс-Введенский-Заболоцкий-Олейников, рассказы Людмилы Петрушевской, московский концептуализм и медгерменевтика, страшные детские истории про ирреальную жуть, выходящую из технологии, отражение этих страшных историй в книгах Стивена Кинга и Рэя Бредбери, психоделическая литература американских 60-х. А еще магические тексты Набокова о дроблении, двойничестве и разрушении реальностей. Плюс болезненное столкновение советского иносказательного, трагичного сюра с полным свободы и восторга слогом американской и британской культуры – это все наложилось на мой подростковый возраст». Источник: www.peremeny.ru. Иллюстрация: кадр из мультфильма «В синем море, в белой пене», (1984).

Может быть, книга Замировской так очаровывает именно потому, что в ней нельзя поставить точку. Ни в чьей истории. Точки нет, есть только черта из сотни маленьких точек, которая подводится под привычным положением дел. Вот одна героиня случайно выпускает кота на улицу, ее муж бежит его искать, а возвращается совсем другой мужчина. Другая думает, что избавилась от бывшей своего любимого человека, а оказывается, все это время этой бывшей была она сама. От рассказа к рассказу мы стремительно плывем по реке великих и подчас бессмысленных совпадений. Герои рассказов белорусской писательницы словно поняли все законы квантовой физики (а может даже переработали некоторые из них) – без особых усилий, лишь слегка окунув условное бисквитное печенье в чай, они воскрешают умерших, создают параллельные миры, меняют чужое будущее. Замировская приятно туманит рассудок описанием самой любимой игры человека любой национальности под названием «Могло бы быть, но так и не произошло». Отсутствие явных причинно-следственных связей отправляет Замировскую в тесную компанию представителей абсурда в литературе. С одним маленьким замечанием – многие ее миры до того нелепы, что смеешься в полный голос.