| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

17.10.2017

В поисках Шамбалы (арт)

Автор:  Спиридонова Полина


Выставка «Восточно-Сибирский экспресс»
Художник Ксения Галкина
Место: Кемеровский областной художественный колледж

«Восточно-Сибирский экспресс» - первая персональная выставка петербургской художницы Ксении Галкиной. Неслучайно местом ее проведения стал Кемеровский областной художественный колледж, так как именно здесь художница прошла первую профессиональную школу рисования. И после окончания колледжа поступила в Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, где сейчас преподает рисунок. В колледже гордятся своими «звездными» выпускниками, и поэтому периодически устраивают этим художникам персональные выставки. Они адресованы, в первую очередь, студентам колледжа, как возможный вариант развития.

Выставка получилась камерной, в экспозиции всего 22 работы. На этот раз куратор Елена Галаганова решила выставить те работы, которые художница написала уже после окончания академии художеств. В основном это традиционный сибирский пейзаж, виды старого Кемерова и современного Китая. Пройдя академическую школу живописи, Ксения Галкина продолжает и сейчас писать в реалистической манере.   На фоне ее сибирских пейзажей с серенькими деревенскими избами и белой зимой («Кемерово. Улица Крамского», «Зимний день»), китайская серия буквально кричит ярким красным, зеленым, желтым. Пожалуй, исключением из правил стал ее сибирский, сочный, по-левитановски напоенный светом пейзаж «Яркий зимний день». 
На фоне реалистических портретов «Крестьянин», «Старик», «Малыш» из серии «Жители Поднебесной» выделяется работа «Блудный сын», в основе которой библейская притча о блудном сыне, только в трактовке Галкиной это тибетский монах, подавшийся в дальнее путешествие. Он бредет среди стада диких свиней, почти потерял себя. На заднем плане учитель - святой лама с учениками, среди которых и герой первого плана, «блудный сын», пришедший все-таки к Истине. 

К Китаю у Ксении Галкиной особое отношение, эта тема главная на современном этапе ее творчества. В 2012 году художницы вышла замуж китайского студента, художника Чжу Лэя. В Санкт-Петербурге они провели несколько совместных выставок. Оба художника стали исследователями, занимаются наукой в репинском институте.

- Муж работает над диссертацией на тему " Мандала", тибетская икона, - рассказала Ксения, - Он  пишет портреты тибетских святых, соединяя принципы реалистической школы с канонами тибетской иконы. Я помогаю ему с диссертацией, изучаю с интересом историю Тибета и тибетского буддизма. Муж буддист, а я православная, и все мне видится «нашим» взглядом. У тибетской иконы очень много общего с нашей православной иконописью: много элементов, которые едины символически: например, нимб и мандорла, обратная перспектива. У меня в планах написать научную работу на тему сравнительного анализа тибетской тханки и православной иконы.

В европейской традиции притча о блудном сыне одна из наиболее часто изображаемых в искусстве евангельских притч. В виде отдельных сюжетов впервые встречается в витражах французских кафедральных соборов XIII века. У Босха блудный сын изображен путником, скитальцем по жизни, которого подстерегают тысячи ловушек. Раскаявшийся сын в объятиях всепрощающего отца – для Рембранта была важнее такая интерпретация.

Ксения Галкина, безусловно, хорошо знакома с этой традицией, но, как человек, изучающий буддизм, она не могла не знать буддийской притчи о блудном сыне. Согласно ей обнищавший сын долгое время не знал, что работает у своего отца. Отец же долгое время наблюдал за сыном и постепенно его возвышал и возвышал, и только в конце открыл тайну его происхождения. Художница, получившая академической европейское образование, в изучении азиатской темы, ищет параллели и аналогии.


Дополнительный материал
Ксения Галкина:
«Тема Китая интересует меня после первой поездки в 2012 году, невозможно было остаться равнодушной к этому буйству красок, многообразию национальностей, стилей, и вообще поучиться радоваться жизни у китайцев. Китайцы очень наблюдательные и тонкие зрители, видят смысл в самых обыденных вещах, у них и искусство - праздник детали, жизнь превращается в причудливое кружево, если каждый момент ценить. Когда пишешь там на улице, они создают огромную толпу, готовы проследить за процессом с первого мазка и до последних завершающих штрихов.