| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

13.06.2017

Истории в зазорах (арт)

Автор:  Ризнычок Ирина

Выставка Юлии Бориссовой «Бегство на край»
Фотографический музей «Дом Метенкова», Екатеринбург
Куратор: Анастасия Богомолова
02.05.2017—02.07.2017

 
1.png
Юлия Бориссова. Из серии «Бегство на край». 2014. 

Томные барышни с черно-белых карточек 20-х, приклеенные к стене романтические письма и стойкий запах увядших цветов в духе барочного vanitas встречают на входе персональной выставки Юлии Бориссовой. Сразу пять проектов питерского фотографа, объединённых темой памяти и ее хрупкости, представлены сегодня в музее «Дом Метенкова». Основу коллажных серий и фотокниг Бориссовой составляют архивные снимки, но не те, что выуживаются старательным исследователем в стерильных залах гос.архивов, а найденные случайно, на развалах барахолки, безымянные и забытые, а потому столь заманчивые для догадок и домыслов. 

Интерес к личным историям, и к архивам, в частности, подстегивается большими музейными проектами, демонстрирующими разные подходы к работе с этим материалом: бережное восстановление изначальных смыслов или конструирование новых. Недавно прошедшая выставка «По направлению к источнику» («Гараж») представляла последний вариант - художники использовали неизвестные документы, возвращая их зрителю в жесте альтернативной памяти. «Архивная лихорадка», стихийно захватившая столичные музеи, фотографическому «Дому Метенкова» явно по вкусу. Совсем недавно в этих же залах были представлены выставки: «Прекрасные незнакомцы», где фотографии из следственных дел 1920-1940-х годов, практически лишенные комментариев, выступали как самоценный источник представлений о времени, и «Хорошая история» Кати Юшкевич, использовавшей архивные снимки в качестве отправной точки для своих исследований. 

2.jpg   
Юлия Бориссова. Из серии «Бегство на край». 2014. Фото: Сергей Потеряев.

Юлия Бориссова идет еще дальше – в ее руках документ теряет свой изначальный смысл и становится источником для фантазий. Сам набор персонажей для серий парадоксален и фантастичен: здесь и прима-балерина Мариинского театра Ольга Спесивцева, чья судьба сложилась трагически («Красная Жизель», 2017), погибшие при таинственных обстоятельствах летчики литовского происхождения Стяпонас Дарюс и Стасис Гиренас («О мужчинах, парящих в небе», 2015) и практически мистический лик убиенного царевича Димитрия, младшего сына Ивана Грозного («Димитрий», 2016). Совмещая найденные на барахолках раритетные снимки с лепестками засушенных цветов («Бегство на край», 2014) или живописными вставками в духе поп-арта («Либретто», 2016) Бориссова не церемонится: ее вмешательство в ткань документа – от небольших вклеек до нарочито грубых - заметно всегда.

3.jpg   
Юлия Бориссова. Из серии «Либретто». 2016.

При этом, граница между документальным и сочиненным становится размытой, а пространство фотоснимка превращается в театральную сцену. Мистификация становится необходимым инструментом художницы для исследования «пограничных» зон человеческого сознания: в серии о летчиках ее интересует поиск свободы и долгий путь к себе, а в «Димитрии» - точка невозврата, в которой человек перестает осознавать наличие манипулятивных вымышленных образов вокруг себя, принимая их за реальность. Разыгрывая историю убиенного царевича, художница снимает сегодняшний Углич и соединяет эти кадры с религиозными образами  – фрагментами икон и средневековых фресок. Повседневная обыденность заштатного города насыщается мистическими видениями: и в контуре сидящей на остановке фигуры читаются лики Богоматери с младенцем, а серый асфальт поблескивает лужей крови. Город пребывает в ожидании чуда, а нарочито грубые коллажные вставки выводят обыденность из автоматизма восприятия.

4.jpg   
Юлия Бориссова. Из серии «Димитрий». 2016.

Так, реальные документы Юлия Бориссова вплетает в канву своих увлекательных сказок, а «белые пятна» личных историй покрываются массой красочных эффектов: забытые эмигранты пишут друг другу любовные письма («Бегство на край»), а неизвестная актриса становится знаменитой кино-дивой («Либретто»). Архив превращается в источник вымышленных историй как единственно возможный способ вернуть голос людям, навеки его утратившим. В этой трансформации заложена возможность манипуляции, но Бориссова лишь вскрывает ее, не используя по назначению. Сам процесс сочинительства комментариев на краях истории интересует ее куда больше, чем водить за нос в корыстных целях.

Фото: Сергей Потеряев, Ирина Ризнычок

Дополнительный материал:
Юлия Бориссова — фотограф, художник, дизайнер. Родилась в Таллине, Эстония.  Живет и работает в Санкт-Петербурге, Россия. Выпускница образовательных программ фонда «ФотоДепартамент» (2009-2010).

Персональные выставки Юлии проходили в галерее The Yard Gallery в британском Экстере, в Калининграде в рамках Балтийской биеннале фотографии и в петербургской галерее «ФотоДепартамент». Работы Бориссовой становились частью множества национальных и международных групповых проектов, в частности фестивалей Encontros da Imagem Festival (Португалия), Gazebook Sicily Photobook Festival (Италия), PHotoEspaña (Испания), Analogue NOW (Германия), Belfast Photo Festival (Великобритания), Bitume Photofest (Италия), The Noorderlicht International Photofestival (Нидерланды) и др.

http://juliaborissova.ru/