| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

11.08.2017

Заметить незаметное (арт)

Автор:  Ризнычок Ирина

1.jpg
Фрагмент рельефной копии картины Ж-Б. Шардена «Натюрморт с атрибутами искусств» (0к. 1724-1728). Фото: Антон Баннов («Геометрия»).


Выставка «Видеть невидимое» (сетевой проект ГМИИ им. А.С. Пушкина при поддержке Сбербанка России).
Екатеринбургский музей изобразительных искусств, 06.07. – 02.08.

«Благовещение» Сандро Боттичелли (1495-1498), «Мадонна в винограднике» Лукаса Кранаха Старшего (1522-1523), «Натюрморт с атрибутами искусств» Жана-Батиста Симеона Шардена (ок. 1724-1728) и «Нападение ягуара на лошадь» Анри Руссо (1910), «А, ты ревнуешь?» Поля Гогена (1892) и «Старый еврей с мальчиком» Пабло Пикассо (1903), - именно такую головокружительную подборку работ западноевропейской живописи привез Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина в Екатеринбург. И всё копии. Но это тот редкий случай, когда репродукции по своей ценности не уступают оригиналам, потому как выполнены специально для слабовидящих и незрячих людей.

Рельефные копии с фотоснимков работ из собрания московского музея были напечатаны на 3d принтере с учетом восприятия слабовидящих: с ощутимым тактильно делением композиции на планы, четко очерченными контурами предметов и различной фактурой поверхностей – от зеркальной глади нежных рук Мадонны Кранаха до зернистой шероховатости буйных тропических зарослей Анри Руссо. Благодаря этому картины хорошо «осматриваются» руками, а дополняет тактильные впечатления подробный описательный рассказ аудиогида (в том числе о цвете и материале изображенных предметов). На Урале в экспозицию была добавлена адаптированная репродукция картины из собрания Екатеринбургского музея изобразительных искусств – обаятельная и жизнерадостная «Прачка» Паскуале Челомми (2-я пол. 19 в.), после завершения выставки она останется в музее.

2.jpg
Экспозиция выставки «Видеть невидимое», Екатеринбургский музей изобразительных искусств. Фото: Антон Баннов («Геометрия»).

Доступная среда – больной вопрос большинства отечественных музеев, преодолевающих множество преград на пути к желанному уровню гуманности своих пространств. Зарубежный опыт в этом вопросе прекрасен, богат и обширен: от безумно красивого проекта нью-йоркского Метрополитен музея «Глядя через рисунок» («Seeing through drawing»), в котором людей с нарушением зрения учат рисовать, да еще и выставляют эти работы, позволяя десяткам слабовидящих поверить в свои силы, до сугубо практичных видео-туров на языке жестов музея Уитни и мобильных систем навигаций, благодаря которым человек «special needs» не заблудится в коридорах музея. За последние годы «лед тронулся» и у нас: появились серьезные, вдумчивые и долгосрочные «Язык скульптуры по Брайлю» (часть большой программы «Музей, открытый для всех» в Третьяковской галерее), где копии скульптур можно рассматривать руками, «Мир в руках» Дарвиновского музея с кусочками меха и дерева в качестве тактильных пособий для изучения природы и эволюции.
Наконец, следующая ступень в развитии этой цепочки – инклюзивные проекты «Единомышленники» музея современного искусства «Гараж» и «Музыка для всех» (фонд «ПРО АРТЕ»), в разработке которых наравне с кураторами и художниками (в первом случае) приняли участие люди с особыми потребностями и наравне со зрячими музыкантами (во втором) – слабовидящие.

«Видеть невидимое» - важное звено в этой цепи, поскольку работает с консервативной сферой региональных музеев (после Москвы выставка уже побывала в Воронеже и Казани). Экспозиция выстраивается с учетом особенностей восприятия слабовидящих людей: работы расположены под небольшим наклоном, на высоте взрослого человека, для детей предусмотрены специальные подставки, а вот посетителям в инвалидных креслах посмотреть тактильную выставку будет непросто. Впрочем, как и добраться до нее (экспозиция представлена на втором этаже, а лестница не оснащена специальным оборудованием для незрячих).
После посещения выставки все эти, казалось бы, второстепенные детали (доступная навигация, тифлотаблички) становятся значимы. И, пожалуй, это главный ее эффект. «Видеть невидимое» предназначена не только и не столько для слабовидящих, сколько для людей зрячих (последним предлагается надеть черные очки и понять особенности восприятия людей, лишенных визуального опыта). Как признается герой фильма, представленного в рамках выставки, - Алексей Филатов (екатеринбургский искусствовед, потерявший зрение семь лет назад), слепые люди были для него незаметны, пока он сам не оказался в их числе.

Фото: Антон Баннов («Геометрия»)


Дополнительный материал:
фрагменты «Азбуки слепых» (рассказ подопечных московского «Дома слепоглухих» Татьяны Бияновой, Богдана Тимберг, Кристины Кочуровой, Светланы Ксенич, Нины Смирновой, Александра Чупышева, Владимира Макарова, Константина Зобова).

Аура
У меня слуховой аппарат: когда кто-то подходит, я слышу, но свой или чужой, я не знаю и не знаю, ко мне он подошел или нет, поэтому я вида не подаю и внимания на него не обращаю. А вот если он меня позвал, тогда я сразу уши навострю — кто это. Но какой человек, сколько ему лет, как он выглядит, мне не важно, я об этом не думаю. Важно, с хорошими ли он намерениями подошел, это нужно понять, а как? Тут должен проснуться внутренний голос, нужно почувствовать, какая от человека идет аура.

Глина
Когда мы лепили из глины, то стоял такой ржач, это надо было слышать! Все лепили криво и косо. Если человек никогда не видел лошадь, он не может ее слепить сам. Тебе говорят: «Сейчас катаешь цилиндр большой, теперь — ножки конусом и так далее. Потом — хвостик, голову». И вот ты все сделаешь, как сказали, а она падает.

Жизнь
Жизнь тяжелая. Я пью капли от глазного давления: доктор сказал, что, если оно повысится до ста, глаза просто лопнут, как шарики.

Жалость
Почему-то все меня гладят. Я удивляюсь, не могу понять почему.

Контуры
Я иногда вижу контуры, например контуры крон, самые верхушки деревьев. Но вообще эти контуры не дают никакой информации, иногда они совсем сливаются. Вот я вижу, там что-то стоит, вроде машина, потому что она белая, я вижу ее контур. Но то ли это легковая машина, то ли автобус, то ли еще что — мне непонятно. И руки тоже свои вижу иногда — только контуры, если они на фоне чего-то темного.

Кто-то
Мне говорили, что есть третий глаз и человек может представить, что перед ним картина и будто кто-то стоит перед ним. Сначала я не понимала, как это, но потом у меня тоже стало получаться — кто-то стоит рядом или кто-то стоит вдалеке.

Лицо
Красота — это просто пропорции лица, чем они правильнее, тем красивее. Я первый раз был влюблен в девушку, которая стала потом моей женой, а потом меня бросила, когда я ослеп. И все следующие мои подруги были на нее похожи, я хоть не вижу, но я же их трогаю: они и телом, и лицом на нее похожи. Форма носа, губы, скулы — все. Не знаю даже, как это получалось.
Автор материала: Наталья Бесхлебная, опубликован на сайте «Такие дела» (20. 06. 2017)

Источник: https://takiedela.ru/2017/06/azbuka-slepykh/