| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

11.08.2017

Потерянные в снегах (литература)

Автор:  Михайлов Егор

Изабель Отисье. «И вдруг никого не стало»
Фантом-Пресс, 2017
Перевод Александры Васильковой

Изабель Отисье во Франции большая звезда: знаменитая мореплавательница, первая в мире женщина, участвовавшая в кругосветной гонке на 60-футовых яхтах, президент французского отделения Всемирного Фонда дикой природы, кавалер Ордена Почетного Легиона. Писателем же Изабель стала совсем недавно — и на её книги, кажется, действительно сто́ит обратить внимание.

Луиза и Людовик, молодые французы, решили вырваться из уютной парижской офисной рутины. Способ подсказали приключенческие книги из детства: купить яхту, отправиться в путешествие на край света и никому не сказать об этом — иначе какая свобода. Обратную сторону этой свободы они узнаю́т, лишившись яхты посреди Атлантики, за пятидесятой южной параллелью. На несколько месяцев заброшенная китобойная база становится их неприветливым холодным домом, а менеджеру и бухгалтеру приходится узнать, как готовить пингвина (Отисье отмечает, что одному человеку хватит четырёх тушек в день) в котиковом жиру, изготавливать чернила из копоти, использовать китовые позвонки вместо стульев и не сойти с ума в холодном безмолвии.

«И вдруг никого не стало» был бы хорошим романом, даже ограничься Отисье этим сюжетом. Робинзонада — не самый распространённый жанр в литературе XXI века, когда человек занял почти каждый клочок суши, до которого смог дотянуться. Авторам, желающим отдать должное роману Дефо, приходится выкручиваться. Энди Вейер несколько лет назад заглянул в недалёкое будущее и отправил героя на пустынный Марс. Отисье же отыскала необитаемое место поближе. И если «Марсианин» стал весёлым приключением неунывающего биолога, то герои «И вдруг никого не стало» проходят настоящее брутальное испытание. Отисье сама не раз переживала кораблекрушения, и этот опыт чувствуется в спокойном тоне автора: она явно знает, о чём говорит, знает, каково человеку, когда полярный день всё не заканчивается, одежда промокла насквозь, а вокруг только океан.

Но во второй половине книги Отисье идёт дальше Дефо и Вейера, завершавших свои романы счастливым спасением возмужавших и огрубевших, но не унывающих героев. Главное испытание ждёт Луизу на родной земле, где ей приходится снова встретить людей, с которыми она попрощалась, столкнуться со всем тем, что пришлось отринуть ради выживания. А самое главное (и самое сложное) — простить саму себя, примирить старую Луизу, хрупкую девчонку, с новой, безжалостной и выжившей там, где выжить невозможно.

«И вдруг никого не стало» — обманчиво лапидарное чтение, которое не поражает цветистым языком, поворотами сюжета и глубокими персонажами. Секрет повести в брутальной и непоказной простоте. Если фабулу он наследует у «Робинзона Крузо», то интонация напоминает скорее о Хемингуэе. Отисье использует самые простые приёмы, чтобы рассказать самую простую историю — и именно эта простота бьёт прямо в сердце.