| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

11.08.2017

Такой же предатель, как и мы (литература)

Автор:  Михайлов Егор

Амос Оз. «Иуда»
Фантом-Пресс, 2017
Перевод Виктора Радуцкого

Амос Оз — живой израильский классик, каждый год соседствующий с Мураками в списке нобелевских фаворитов. Увы, премия ему вряд ли светит — слишком уж большой выйдет скандал. Оза на родине любят, скажем так, не все, и даже клеймят национальным предателем. О предательстве и повествует его новый роман, вышедший в «Фантоме» в июле.

Добродушный бородатый великан Шмуль Аш, вечный студент, не способный отыскать себе место в жизни, бросает учёбу и устраивается в дом старика-инвалида сиделкой — или даже скорее собеседником. Правил в доме немного: нужно ежевечерне составлять компанию старику, сторониться запертых дверей, никому не рассказывать о своей работе и постараться не влюбляться в загадочную женщину, живущую с ними под одной крышей.

«Иуда», представитель не самого популярного сегодня жанра «роман идей», напоминает музилевского «Человека без свойств». С одной стороны, это историческая проза. Действие книги происходит в Иерусалиме, который лишь за десять лет до того был разделён надвое; не всегда приглядные обстоятельства рождения нового государства Израиль становятся важными сюжетными компонентами. С другой — это книга, состоящая из монологов. Это рассказы старика и его обаятельной квартирантки, письма родни Шмуэля, фрагменты его диссертации о христианстве глазами евреев. Ближе к финалу Оз даёт слово и заглавному персонажу, представляя совсем другой взгляд на миф о Распятии. Некоторые из этих историй — личные рассказы, другие затрагивают исторические или философские темы, третьи на первый взгляд кажутся остроумной игрой ума. Но из всех них Оз сплетает единую сеть, в которую пытается поймать феномен предательства. Что такое предательство? Почему люди идут на него? Всегда ли то, что нам видится предательством, является им на самом деле? Оз бомбардирует читателя этими вопросами, а затем даёт взглянуть на картину с разных сторон.

Наконец, есть и третья сторона очарования этой книги — меланхоличный, почти нуарный пейзаж, на фоне которого разворачивается история Шмуэля, седобородого старика и непроницаемой Аталии. Это зимний Иерусалим с его непогодой, бродячими котами, древними руинами. От такого пейзажа всего полшага до магического реализма — молчаливый специалист по дождевой воде, к которому уходит от Шмуэля его девушка, смотрелся бы хорошо и в романе Маркеса или Фоера. Но Оз — автор другого рода, в его книге если и есть магия, то только самая чистая, которая силой одних слов переносит читателя в иерусалимский переулок, где вчерашняя война и двухтысячелетней давности распятие бродячего проповедника — события одного порядка.



Иуда
Фигура Иуды не даёт покоя писателям всего мира. С одной стороны, это негодяй, предатель, бесчестный человек; с другой — само искупление не свершилось бы, не предай Иуда учителя властям. Смущает писателей и мотив предательства: тридцать сребреников были не такой уж большой суммой, чтобы распалить алчность негодяя.

У Леонида Андреева мотивом предательства становится ревность: Иуда считает, что лишь он один достоин быть с учителем. У Булгакова Иуда тоже влюблён — в красавицу, ради которой предаёт Христа, и которая предаёт его самого. Кирилл Еськов превращает Евангелие в шпионский триллер: Иуда был агентом тайной стражи, но провалил операцию, погорев на присвоении государственных средств. Братья Стругацкие в «Отягощённых злом» считают, что предательство было организовано самим Иешуа, а Иуда был слабоумным, который просто выполнял указания. Но самой радикальной стала версия Борхеса: по ней, именно Иуда, умертивший не только свою плоть, но и дух, был истинным искупителем.