| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

01.09.2017

Принц в смирительной рубашке (литература)

Автор:  Михайлов Егор

Антон Понизовский. «Принц Инкогнито»
АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017


Первая книга журналиста Антона Понизовского «Обращение в слух» была полудокументальным романом, построенном на десятках монологов. Книгу хвалили за это многоголосие и репортёрское чувство языка и поругивали за вялый сюжет. Проверив на прочность границу между художественным и документальным, второй свой роман Понизовский построил совсем иначе.

«Принц Инкогнито» — стремительный роман, собранный из двух частей. Одна — «пародия на плохой детектив» про карабахского медбрата Дживана. Он работает в провинциальной психиатрической лечебнице изнурительно плоского городка Подволоцка и выясняет, кто из его подопечных-мизераблей шалит со спичками, поджигая двери и подоконники. Вторая часть — авантюрная история в духе «Железной маски» с вызывающе ненадёжным рассказчиком про двух матросов флагманского линейного корабля «Цесаревич».

Понизовский вышивает историю знакомыми нитями и по знакомой канве, и это можно было бы счесть недостатком, если бы не мастерство, с которым он конструирует сюжет. Детективная интрига романа почти пародийна: вместо обязательного трупа — обугленный подоконник, вместо хитроумных подозреваемых — горстка душевнобольных, вместо проницательного следователя — похмельный медбрат. Фокус в том, что настоящим сыщиком выступает читатель. Именно ему Понизовский подбрасывает улики, именно его запутывает, заставляя подозревать в поджоге одного персонажа за другим. Потому и обычной читательской радости от «Принца» получаешь больше, чем от многих «настоящих» детективов: всем хочется почувствовать себя умнее сыщика, и Понизовский предоставляет читателю эту возможность.

Впрочем, дело не только в увлекательном сюжете. Как и в дебютном романе, здесь Понизовский искусно, по-журналистски работает со словом. Сказывается опыт полевой работы: автор готовил материал для романа, работая санитаром в областной больнице. А собирая интернациональную компанию действующих лиц, он позволяет себе раскрашивать их речь смесью испанских, сицилийских, псковских и карабахских словечек с медицинским и морским жаргоном. Эта экзотичность пополам с обезоруживающей достоверностью и служит клеем, на котором держится и держит читателя роман.

«Обращение в слух» было — по меньшей мере, благодаря форме — провокационным романом, рассчитанным на шорт-листы, споры и обсуждения. «Принц Инкогнито» на его фоне выглядит едва ли не безделушкой: лёгкое постмодернистское чтиво с игрой в исторические параллели, напоминающее одновременно и о романах Акунина, и о «Лавре» Водолазкина. Но за этим легковесным фасадом скрылся не только элегантно скроенный, но и глубокий приключенческий роман.