| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

17.10.2017

Дым без огня (литература)

Автор:  Михайлов Егор

Фредерик Бегбедер. «Интервью сына века»
Азбука, 2017

Фредерик Бегбедер, некогда главный анфан террибль французской литературы, остепенился и теперь выпускает сборники эссе чаще, чем романы. Новый сборник он назвал в своём духе: с ироничным снобством и уважительно-снисходительным указанием на Альфреда де Мюссе как литературного предшественника. В «Интервью сына века» вошли 27 бесед, которые Бегбедер вёл для французских глянцевых изданий. Беседы эти скорее восходят к вычурной и пустоватой традиции рококо, чем к плотному журнальному стилю последних десятилетий, в котором смысл важнее декораций. Собеседники Бегбедера — французские, итальянские и американские писатели, и говорят они, конечно, о литературе.

Впрочем, иногда кажется, что беседовать о книгах Фредерику скучно, вот он и начинает при любой возможности паясничать — жонглировать каламбурами, уходить в ненужные отступления, выделять поглощаемой за беседой еде больше места и внимания, чем самой беседе. Порой беседа утопает в ненужных подробностях и сложносочинённых взаимных подколках. Иногда вовсе исчезает: вот интервью с легендой Франсуазой Саган — шесть слов, обрамлённых обширными отступлениями. Иногда разговор прерывается на несколько лет, и выныривает из небытия спустя полторы сотни страниц.

Но Бегбедеру мало и этого. Он берёт интервью у покойных Фрэнсиса Скотта Фицджеральда (найденного по рецепту Вуди Аллена в полночном Париже) и Чарльза Буковски (ему вездесущий Бегбедер дозванивается прямиком в ад). Вишенкой же на этом торте — а говорить о книге, герои которой едят едва ли не больше, чем говорят, без заезженных гастрономических метафор не выходит — становится автоинтервью Бегбедера, которое он берёт сам у себя в трёхзвёздочном мишленовском ресторане. Эта иронично-нарциссическая череда автокомплиментов  — квинтессенция всего хорошего и плохого, что есть в авторе. Заглавие дебютного романа «Романтичный эгоист» и много лет спустя подходит лощёному франту как нельзя лучше.

«Интервью сына века» непросто читать от корки до корки — чувствуешь себя на шумной и слегка затянувшейся вечеринке, где собрались сплошь легенды, и каждый хватает тебя за пуговицу, чтобы осенить афоризмом и перегаром. Ощущение это тем более странное, что большинство собеседников Бегбедера русскому читателю незнакомы. На каждого Уэльбека или Тома Вулфа приходится пара авторов, известных только французским интеллектуалам. Зато если читать книгу небольшими порциями, то сборник превращается в бесхитростный, но не лишённый снобского обаяния портрет французской литературы XX и XXI веков. Как и любой обобщённый портрет, он состоит в основном из банальностей, но тем очаровательнее редкие находки, зарытые меж страниц. Бегбедер и сам во введении проговаривается: «Когда беседуют два писателя, это как кремень о кремень: огня может и не быть, но несколько искр уж точно сверкнут». Это чистая правда: Бегбедер тужится, напуская дыму, а вот огня в книге немного. Но когда искра вспыхивает, то погреться у него бывает приятно.

____________

5 лучших книг XX века. Выбор Бегбедера
1. Альбер Камю. «Посторонний»
2. Марсель Пруст. «В поисках утраченного времени»
3. Франц Кафка. «Процесс»
4. Антуан де Сент-Экзюпери. «Маленький принц»
5. Андре Мальро. «Удел человеческий»