| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

01.09.2017

Нераскрытый феномен (литература)

Автор:  Комаров Константин


А. Валюженич. Феномен Лили Брик. Биобиблиографический роман. –  М.-Е.:  Кабинетный учёный, 2016.

    Многоэтажный жанровый подзаголовок вышедшей к 125-летнему юбилею Л.Ю. Брик книги маяковсковеда-любителя из Казахстана Анатолия Валюженича – интригует. Интрига эта, однако, довольно быстро рассеивается, когда оказывается, что библиография здесь явно перевешивает биографию, а подразумевающего художественное начало «романа» (в классическом бахтинском его понимании, как «эпоса частной жизни») не складывается вовсе. Феномен одной из самых известных женщин двадцатого века, если и раскрывается, то как-то мозаично, однобоко и скучновато. Любительство автора проявляется, в частности, в композиции – очень рваной и оставляющей впечатление черновых набросков, но не цельного произведения. Необходимые комментарии к обширным библиографическим спискам даны по минимуму, проясняющие акценты расставлены крайне отрывочно и эпизодически. Сухостью и одновременно некоторой абстрактной наивностью изложения, корявым, изобилующим повторами, неуместными шуточками, заигрываниями с читателем и слишком акцентированным «оправдательным» пафосом стилем книга Валюженича отличается, например, от написанных гораздо энергичнее книг о Лиле Брик Аркадия Ваксберга. Да и предыдущая книга самого Валюженича смотрелась интересней. Вышедший в 2015 году двухтомник «Пятнадцать лет после Маяковского» представлял собой публикацию переписки Лили и Осипа Брик периода 1930-1945 годов с подробными и профессионально выполненными комментариями и давал читателю богатую пищу для размышлений на самые разные темы. Почему, например, любовь всей жизни Маяковского за 15 лет в письмах упоминает его всего пару раз, зато регулярно интересуется, здоровый ли стул у ее дорогого супруга. Или участвовал ли, действительно, в антисталинском офицерском заговоре (по обвинению в котором и был расстрелян) любовник Лили в 1930-е годы Виталий Примаков.

    «Феномен Лили Брик» на этом фоне несколько разочаровывает. Почему она являлась «пиковой дамой советской поэзии» и «выскальзывала из рамок привычных представлений о людях, женщинах, музах», по прочтении, понятно не особо. Впрочем, сам автор относится к своему труду адекватно, уже в предисловии оговаривая, что «научную биографию Л.Ю. Брик ещё предстоит написать». Любопытные исходные материалы к такой биографии книга, тем не менее, даёт, включая в себя подробную хронику жизни и деятельности Брик, сведения о её взаимоотношениях с известными современниками, увлекательную историю травли Брик в журнале «Огонёк» в конце 60-х (этот, почти детективный сюжет составляет смысловой центр книги). Основное же содержание книги составляют напоминающие  гомеровский «список кораблей» библиографии литературных работ Лили Брик, текстов, редактированных ей, её переводов (почему и как переведены именно те или иные авторы, правда, не сказано), переписки, связанных с Лилей фильмов, картин, аудиозаписей и т.д. Но в целостную картину эти штрихи не складываются, слишком всё пунктирно и дискретно. Несколько интересных локальных сюжетов, относительно богатый фотоматериал и упоминание ряда малоизвестных работ, могущих помочь исследователю Маяковского – вот, пожалуй, и всё, что здесь можно почерпнуть. Однако если заветная мечта автора сбудется и «бриковедение» станет полноправной литературоведческой отраслью, то у истоков её «Феномен Лили Брик» стоять будет. В качестве книги «застрельной», намечающей самые общие подходы к личности Лили Брик, которая сегодня, похоже, становится чуть ли не популярнее личности самого Маяковского.



Дополнительные материалы:

1.jpg 
Обложка книги А. Валюженича «Феномен Лили Брик»