| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

17.10.2017

Высказался! (литература)

Автор:  Комаров Константин


Псой Короленко.
Не о грибах. Екатеринбург-Москва: Кабинетный учёный, 2017

В екатеринбургско-московском издательстве  «Кабинетный учёный», из раза в раз радующем читателя симпатичными маргиналиями и авангардно-экспериментальными книгами, вышел сборник эссеистики филологического сказителя и экзотического музыканта Псоя Короленко.

Эссе – жанр непростой. При всей внешней свободе и внеформатности, он требует большой текстуальной дисциплины. Мысль должна быть проведена сквозь текст, быть его позвоночником. Псой Короленко с этой задачей справляется успешно, чему, наверное, способствует то, что эти тексты писались как колонки для киевского журнала «ТОР-10». Несмотря на то, что книга вышла в Киеве, она, на мой взгляд, актуальна и интересна для российского читателя. Свои изветливые, странные, щекочущие читательскую психосоматику тексты Псой неизменно укладывает в 6-7 тысяч знаков, соблюдая заданный формат. 

В этих текстах постоянно происходят смысловые взрывы. Связаны они, как мне думается, с парадоксальностью самого творческого мышления Псоя Короленко. Книга называется «Не о грибах». Эта фраза присутствует в каждом эссе и центрирует его, как своеобразный внутритекстовый пуант. Псой говорит о чём угодно, только не о грибах, но, по сути, говорит именно – о грибах, явственно отсылая к известному розыгрышу Сергея Курехина эпохи перестройки «Ленин – гриб». 

В предпоследнем (гораздо более удачном, на мой взгляд, чем последний – тусклый «Паттерсон») фильме Джармуша «Выживут только любовники» звучит сакраментальный вопрос – «Что мы знаем о грибах?». Риторические фигуры – вопросы и восклицания – здесь повсеместны. Но пресловутые «грибы» (они же – «не-грибы») ассоциативно объединяют все тексты, будь они посвящены древнеримским корням месяца марта или же путешествию Луи Армстронга на Луну. Автор здесь работает как чистый поэт, его слово на наших глазах обретает вещную плоть, становится реальным предметом. И попадает, таким образом, в контекст футуристов-словотворцев – Хлебникова, Каменского, Кручёных… Псоевские афоризмы-формулы бьют наотмашь. Такой вот хотя бы: «Традиция – мода на века. Мода – традиция на мгновения». Ёмко, убедительно, по факту…

Аллюзий – полно. От античности до условного Пелевина. Видно, что Псой – человек не просто начитанный, но «насмысленный». Концептуализировать эти реминисценции, сводить их в единый пучок – вряд ли возможно. Да, наверное, и не нужно. В этой псоевской смысловой «пучкообразности»  его – «единство напева», в этом его – провокационная, раздражающая, но бесконечно приемлемая – просодия. Именно тут – то пространство свободы, взыскующей заполнения пустоты, экзистенциальной обречённости на омысление своей самости, которым Псой занимается уже давно, шутя, балагуря, юродствуя, но по факту – высказываясь с «последней прямотой». Об этом свидетельствует хотя бы его исполнение заболоцкой «Иволги» на недавнем концерте в Екатеринбурге.

Псой К. – ни разу не писатель и уж тем более – не литератор, хотя эссеистика его напоминает отдельными чертами то Борхеса, то Битова. Он – артист. Артист – в пушкинском понимании этого слова – Протей, перевоплощающийся в предмет своего разговора на то время, когда он о нем (о предмете) говорит. 


Дополнительные материалы:

— Вы часто играете перед русскими эмигрантами. Объясните, откуда у многих такая озлобленность в отношении России. Мне кажется, это тоже психология: они все время требуют подтверждения того, что здесь все плохо, а значит, они правильно поступили, когда уехали.

— Это из-за интернета. В интернете много жести, много ненависти, и она заразительна. Происходит упрощение ситуации как с одной, так и с другой стороны. Трудно переварить мысль, что мир сошел с ума, что происходит сразу несколько процессов, а не один, что все это довольно запутанная история. Люди не любят так думать, это им кажется уходом от вопроса, а правильный ответ – сразу показать, где плохие парни, а где хорошие. Интернет способствует этому, он проникает везде, на любые берега. Будь ты в Америке или где угодно, ты читаешь эти срачи и становишься их частью, лайкаешь, комментируешь. Можно спокойно говорить с человеком оффлайн, а в Фейсбуке он будет тебе транслировать какую-то жесть.
Но, Ян, если мы вспомним наших общих знакомых, друзей, близких, мы увидим, что это нормальные люди, мы с ними общаемся, они не подходят под общее правило. И сразу приходит мысль: да? Все озверели? А как же Лева, а как же Марик, а как же Маша, а как же Наташа? С ними-то все в порядке. Как только мы начинаем думать о конкретных личностях, сразу становится ясно, что озверели далеко не все, это видимость.
Интервью Яна Шенкмана с Псоем Короленков «Новой газете»
https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/06/26/69061-psoy-korolenko-ozvereli-daleko-ne-vse

1.jpg 

Обложка книги Псоя Короленко «Не о грибах»