| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

13.06.2017

Выхода нет (кино)

Автор:  Карабаева Сабрина


Рецензия на «Ученика» Кирилла Серебренникова 
Россия, 2016

«Ученик» Кирилла Серебренникова – экранизация пьесы «Мученик» Мариуса фон Майенбурга. Немецкий драматург разделил и так короткое произведение на 27 частей, отсылая читателей к «Новому Завету», в котором 27 книг. Майенбург написал «Мученика» в 2012 году, когда в Германии разгорелся спор о том, что террористами могут стать только исламисты. Драматург фантазирует: что будет, если на место Корана поставить Библию. Сможет ли обычный человек, даже больше – ребенок, свести мир с ума. Ответ очевиден: может. Но как этого избежать – ни пьеса, ни фильм не дают ответа.
Вене (Петр Скворцов) 15 лет. Он нравится красивой девочке и юродивому хромому мальчику. Вене не нравится никто, кроме Бога и самого себя. Причин много – слишком откровенное бикини на уроке плавания, безбожная РПЦ, тупые учителя и ничего не понимающая мама. Только юродивый мальчик Гриша верит, что Веня – его Учитель, он слушает (-ся) Вениамина почти во всем. 

Зрители тоже воспринимают первые действия Вениамина с радостью и улыбкой: вот он побеждает систему, обламывает физрука и заставляет девочек ходить в закрытых купальниках. Вот Веня полностью раздевается и, шагая по партам с Библией в руке, прерывает урок полового воспитания, и в кинозале звучит одобряющий хохот. Но с каждым новым поступком главного героя смеха все меньше: что еще нужно сделать мальчику, чтобы взрослые вокруг восприняли его всерьез? 

«Ученик» напоминает немецкий фильм Die Welle Денниса Ганзеля, в котором учитель в современной Германии проводит эксперимент: что будет, если ученики будут жить по законам тоталитарного государства. Понадобилось меньше семи дней, как появилось подобие нацистских приветствий, деление на своих и чужих и наказания за неповиновение. В фильме Серебренникова Вениамин делает практически то же самое, он подавляет здравый смысл во всех героях, кроме учительницы Красновой (Виктория Исакова). Она настолько не похожа на Вениамина, что в какой-то момент становится его двойником. Краснова неистово хочет победить своего ученика в религиозном споре и сама становится одержима Библией. Ее отрезвляет Гриши, тот самый юродивый мальчик (Александр Горчилин). Кажется, что он единственный человек в этом «городе грехов», который болен физически, а не духовно. Очевидно, что именно этот мальчик и есть тот самый (м)ученик, заявленный в названии фильма. Об этом говорит сам Гриша («А теперь получается, что я вроде как твой «ученик», да?»), а Серебренников еще раз подчеркивает финальной сценой – мальчик лежит в позе распятого Христа. 
Режиссер говорил, что «Ученик» не дает ответов, только задает вопросы, например, «как сосуществовать людям верующим и неверующим». Хорошо, если ответ «никак» не будет единственно верным. 



«Это кино не про РПЦ, а про фанатизм. А фанатизм — страшная штука, более того, эта проблема — на пике. Для нас всех было сюрпризом то, как приняли «Ученика» европейские зрители. Потому что изначально было желание снимать кино про Русь. Вот у нас в России вот так вот, смотрите, куда мы движемся. А в итоге оказалось, что в Европе все то же самое. Такого попадания никто не ожидал. Пьеса немецкая изначально, перенесена в Россию, но все равно никто не ждал такого резонанса. Они же дали в Каннах приз Шале. С формулировкой «за правдоподобие» — как бы за реакцию на действительность, за актуальность и правду-матку, которая там рубится. А так ведь и есть: фанатизм, как в 1917 году». Из интервью Петра Скворцова для Афиша Daily 

1.jpg