| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

13.06.2017

Нерадивый ученик (кино)

Автор:  Маякова Оксана

Фильм: «Ученик»
Режиссер: Кирилл Серебренников
Год: 2016
Страна: Россия

Съёмки «Ученика» Кирилла Серебренникова шли месяц. И то ли сжатые сроки повлияли на результат, то ли факт адаптации театральной постановки к экрану («Ученик» - это киноверсия спектакля «(М)ученик» по пьесе Мариуса фон Майенбурга), но фильм выглядит сделанным условно, даже эскизно.

Старшеклассник Веня (Пётр Скворцов), вооружившись Библией, диктует окружающим свои условия. Ультимативные требования он подкрепляет цитатами из Священного Писания. Сначала  Веня саботирует физкультуру в бассейне: девочки, мол, в «небогоугодном» бикини.

1.jpg
  
Но дальше выходки всё агрессивнее: он срывает уроки биологии, одеваясь в костюм обезьяны, или, наоборот, раздеваясь догола.

К ярым проповедям взрослые или равнодушны, или растерянно прислушиваются. Единственная, кто пробует остановить Веню - учитель биологии Краснова (Виктория Исакова). Она хочет помочь ему, чтобы «пубертатное психическое отклонение не стало хроническим». Но возникает острый конфликт. Причём не столько с Веней, сколько с остальными учителями, не решающимися противоречить «божьему слову». Изумляясь всеобщему склонению перед авторитетом Библии, учитель кричит про Бога на фоне портрета президента: «Есть один пастырь, а мы все - овцы? Он сидит наверху, а мы внизу? Это кто его выбрал?! Его как раз-таки никто не выбирал!».
 
2.jpg

Зная, при каких условиях в 2000 году действующий президент пришёл к власти, понять выпад можно однозначно. Как и сцену с учительницей, диктующей тему доклада «Репрессии, страх и наказание – продуктивный механизм кадровой селекции». 

Сегодняшнее усиление РПЦ, ситуация с оппозицией, бессменная власть с намёком на тоталитарность – всё читается в проблематике. Но где-то тут режиссёр и не справился с многозадачностью. На нас вываливают разом и эти темы, и религиозный фанатизм, и «кто воспитывает ребёнка, семья или школа», и спор дарвинистов с креационистами, и антисемитизм, и травля меньшинств. Некое «не зъим, так понадкусываю»: сказано обо всём, но вскользь. Линии намечены, но не доведены, детали цепляют сильнее, чем общее полотно, а второстепенные роли выглядят целостнее, чем главные.

При всём богатстве поэтических находок (а их, действительно, много: чего стоит момент, когда крест, который несёт Веня, не вписывается в пешеходный переход, и мальчик запросто его переворачивает, как ему удобно), конечный результат размыт.

1.jpg

И хотя Пётр Скворцов играет бесподобно: в ученике чувствуется агрессия, угрюмая замкнутость, мы видим всё самодовольство по мимолётной улыбке, но так и не становится ясно: где манипуляция, а где вера? И есть ли она? Игра Виктории Исаковой тоже оставляет вопросы. То ли актриса не дотянула роль просветителя, и поэтому учитель выглядит некомпетентной истеричкой, то ли её неловкие реакции были задуманы. В то время как Светлане Брагарник (директрисса) искренне веришь. Это ведомая, хихикающая над неуместными шутками «тётка», честная и живая.

«Клей», дающий какую-то цельность ленте – работа оператора Владислава Опельянца. Он снимает длинные, протяжные планы в холодной голубой гамме, уделяя огромное внимание свету: его поток из окон часто делит кадр на темные и светлые полосы, то скрывая лица героев, то выделяя их. Темень вениной комнаты будто подчёркивает его погружённость в себя, закрытость. Ученье - свет, а ученик демонстративно сидит в темноте.
 
Но даже редкий талант оператора не помогает «Ученику» собраться. Хочется шутить, что, видимо, не всем дано сотворить целый мир в кратчайшие сроки. И что ленту ещё не раз истолкуют в своих целях, обязательно оскорбив чьи-то чувства.

Дополнительные материалы:

Основной саундтрек к «Ученику» написал композитор Илья Демуцкий, обладатель «Золотой маски». На протяжении фильма музыка создаёт гнетущую, протяжную атмосферу, и меняется лишь дважды. Причём оба раза - на песни с вокалом, где, так или иначе, упоминается Бог. И обе они не имеют ничего общего с христианским смирением или поиском духовного просветления.

Первую песню, выпивши, поет подруга директрисы на посиделках. Это тюремно-лагерный шансон со словами:

«Девочка, что ты плачешь, милая,
Добрая, зря ломаешь рученьки.
Нежная, разве ты не видела 
Никогда на руках наручники?
Знаю я, больше мы не встретимся, 
Дал бы бог, если есть он, праведный,
Дал бы бог, если есть он, праведный,
Десять лет, как подарок свадебный»

Вторая песня появляется резко, выбивая зрителя из колеи даже своей громкостью в сравнении с остальным, фоновым, звучанием. Это композиция группы Laibach (скандально подозреваемой в пропаганде фашизма и тоталитарности) с названием «God is God» («Бог это Бог»). Вышедшая на альбоме «Jesus Christ Superstars»,  она содержит слова, угрожающие небесной карой. Звучит она в эпизоде, где Веня, взяв сколоченный им крест, стремительно несет его в школу, нацепив при этом огромные наушники: эту «духовную» музыку слушает сам герой.

Выбор песен лишний раз подчёркивает, что в фильме, где столько слова Божьего, нет ни одного верующего человека. Слово «Бог» используется в каких угодно контекстах, но только не во имя любви или прощения. И разговор идёт скорее о религии как средстве манипуляции, чем о вере в принципе.