| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

11.08.2017

К чёрту Данте! (кино)

Автор:  Маякова Оксана


Фильм: «Манифесто»
Режиссер: Джулиан Розенфельд
Год: 2017
Страна: Германия


Чёртова дюжина ролей Кейт Бланшетт плюс компиляция арт-манифестов от Малевича до Джармуша: «Манифесто», картина Джулиана Розенфельда, заинтриговала любителей и кино, и арта.

Основной шум – вокруг завораживающей игры актрисы. Открывая картину манифестом Коммунистической партии, Кейт Бланшетт выкрикивает его устами бомжа, бредущего среди руин. Дальше – больше: с каждым манифестом Бланшетт мастерски перевоплощается из «рок-девочки» в прибитую жизнью мать-одиночку, тут же «перепрыгивает» в светскую львицу, в эксцентричную звезду-хореографа, в бомжа: и везде выглядит убедительно разной.

1.jpg

Вторая волна обсуждений концентрируется на проблематике искусства. Зарождение психоанализа, новые модели мира в пику господствующему креационизму, появление на арт-сцене реди-мейда и концептуального искусства – к ХХ веку мир ставил под сомнение абсолютно всё.

«К чёрту Данте, Шекспира, Толстого и Гёте!»: футуристы отказываются от музеев и старого искусства, азартно предлагая начать всё с нуля.

«Идея – сама по себе искусство» – говорят концептуалисты устами журналистки-Бланшетт и «полевого» корреспондента (разумеется, тоже, Бланшетт), разрешая искусству избавиться от материальной формы.
«Нет ничего оригинального: крадите всё, что вас вдохновляет»: подытоживает Джим Джармуш, дав вторичности стать оригинальностью, если она вправду воодушевляет художника.

Но за обсуждениями этих (безусловно, достойных) тем, мало внимания достаётся самой «картинке». Хотя «Манифесто» потрясающ не только как мета-манифест или бенефис гениальной актрисы, но и как картина, продуманная по композиции и цвету.

2.jpg

Тонкий юмор и визуальные метафоры: как Бланшетт устраивает метаморфозы от строгой вдовы в чёрной вуали (читающей вместо похоронной речи манифест «Дада» - который и сам «хоронит» старое искусство) до матери-одиночки в бесформенной тусклой одежде (сцена с удручающе-серыми типовыми домами и архитектурными манифестами), так и оператор Кристоф Краусс меняет настроение ленты в каждой истории.
Неспешно, больше двух минут скользит взгляд по главным лицам ХХ века в мастерской кукольника: выхватывая пластиковых Гагарина, Гитлера и Джона Леннона под манифест сюрреалистов – и беспощадно статично, не шелохнувшись, оператор следит за тем, как в голову кукле-Бланшетт вместе с заявлениями вонзаются булавки.

Подвижная мимика и жестикуляция хореографа подкрепляется быстро чередующимися ракурсами: мозаика из крупных и общих планов, постоянная смена угла обзора подчёркивают гротескную экспрессию звезды.
В целом Краусс выдерживает повествовательный, протяжный ритм. Но чередующиеся в самом кадре объекты берут движение на себя. Композиция на экране выстроена в лучших традициях «Точки и линии на плоскости» Кандинского: даже в статичном кадре хочется рассматривать детали. Взгляд летает по кадру, и нет ощущения застывшего, завершённого движения.

3.jpg

Брокерские кластеры одинаковых мониторов, ячейки окон многоквартирных домов, сцена с комнатой, напоминающей декорации фильма «Куб» Винченцо Натали – ода урбанистике.

Спуск Бланшетт по разноцветной спирали – дифирамба золотому сечению и симультации салатового и розового, эдакой конфетности в стиле Уэса Андерсона.

Похороны с духовым оркестром и множеством маленьких людей, отснятых сверху, выглядят приветом весело-апокалиптическим работам Роя Андерссона «Ты, живущий» и «Голубь…», которые, в свою очередь, отсылают к Брейгелю-старшему и Босху.

«Манифесто» - это и не реактуализация старых манифестов, но и не кладбище идей. Скорее, это наглядно показанный спор искусства самого с собой. Не зря совсем разные утверждения произносит один и тот же человек. Противоречащие или вторящие друг другу, тексты манифестов старались задать искусству один вектор. Но, собрав их воедино и заставив звучать как диалог друг с другом, Розефельдт наглядно показывает, что единственно правильного вектора не существует. Один человек может убедительно доказывать совершенно разные идеи, и что уж говорить о целом мире, каждый раз предлагающем миллионы путей.


Дополнительно:

Розефельдт – немецкий мультимедиа-художник. Он изучал архитектуру в Мюнхене и Барселоне. Получив диплом в 1994 году, начал работать в сотрудничестве с коллегой из Мюнхена Пьеро Штейнле.

Работы Розфельдта состоят прежде всего из сложных, визуально роскошных кино- и видеоинсталляций. В большинстве случаев эти материалы показаны как панорамные многоканальные проекции. В Lonely Planet (2006), например, художник изображает западного туриста-хиппи в поездке по Индии: он последовательно перемещается по серии клише, связанных со страной: танцевальные номера Болливуда, контрасты бедности и роскоши. В фильме есть и отстраняющий элемент – в кадр постоянно попадает закулисное пространство.

«Манифесто» был снят за 12 дней в Берлине. Изначально это видеоинсталляция: Джулиан Розефельдт представил её в Австралии в 2015 году, и уже после успеха в мировых музеях смонтировал полный метр. В инсталляции 13 историй показываются одновременно на разных экранах, давая зрителю вглядеться в каждый манифест по отдельности или посмотреть на полифонию идей разом.