| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

11.08.2017

Недостижимость рая (литература)

Автор:  Васильев Сергей


Джонатан Франзен,
Безгрешность.
М.: Corpus, 2016. 736с.
Пер. Л. Мотылёва и Л. Сумм.

«Безгрешность» — новый роман Джонатана Франзена, бытописателя современной Америки, переведён и издан в России прошлой осенью. Клеймо «великого американского романиста» и настойчивые сравнения романов Франзена с произведениями Толстого заведомо обеспечили «Безгрешности» пристальное внимание со стороны читающей публики, в том числе и в России.

Безгрешность (так решено было перевести английское “Purity”) — это не только недвусмысленно проходящий через всю нить повествования романа мотив, но и имя одной из главных героинь. Та, впрочем, своё имя терпеть не может, и предпочитает называть себя Пип (в чём, безусловно, оммаж «Большим надеждам» Диккенса; вообще, текст Франзена своей неспешностью действительно напоминает диккенсовский).

Роман этот во многом о мучительных попытках обретения безгрешности и о полной его невозможности. Парадоксально, но наиболее чистой и непосредственной оказывается именно Пип, которая к безгрешности вроде бы и не особо стремится — ей бы хотелось просто рассчитаться с долгами за учёбу да найти своего отца (и эти два действия связаны, здесь нельзя видеть просто бескорыстное желание узнать своего родителя).

Два других важных героя романа — это Андреас Вольф и Том Аберант, представляющие два разных подхода к современной журналистике. Вольф — некий аналог Джулиана Ассанжа, однако не запятнавший себя преступлениями. Прегрешения в его прошлом были, но не оставили никакого следа в публичном пространстве, о чём Вольф позаботился. Выходец из тоталитарной ГДР, где приобрёл известность борца за правду и справедливость, он организовал компанию «Солнечный свет». Компания специализировалась на поиске и сливе в сеть неприглядной информации, чем нажила себе множество врагов, поэтому вынуждена была перебраться за пределы Европы, в боливийскую долину Лос-Вольканес, походящую на рай (и этим противопоставленную искусственной Кремниевой долине). Том Аберант же представляет собой классическую журналистику расследования, работающую с источниками на местах.

1.jpg

Одна из главных интриг книги — сложные взаимоотношения между Андреасом и Томом, во многом и схожими, и противоположными. Иногда даже кажется, что Пип, мечущаяся между этими двумя героями, хоть её имя и вынесено на обложку, служит лишь для того, чтобы двигать развитие взаимоотношений этих двух мужчин. Уверенности в этом добавляет и менее тонкая в целом психологическая проработка женских персонажей вкупе с критикой радикального феминизма, часто встречающейся на страницах романа. Чего только стоит этот ироничный пассаж, представляющий рассуждения критически настроенной феминистки о живописи: «Даже когда не пишут женщин, даже когда пишут пейзаж — всё равно лгут насчёт женщин».

Помимо безуспешных попыток приближения к райскому состоянию безгрешности, недостижимому ни активной работой по принесению пользы обществу, ни созданием произведений искусства, ни долгими медитациями, основной темой романа, делающей его злободневным, является тоталитарность интернета.

Андреас Вольф проводит аналог между государственной системой ГДР и всё подчиняющей всемирной паутиной — ни от того, ни от другого человек не волен самоустраниться, он может принимать или отвергать систему, но в любом случае будет себя по отношению к ней позиционировать. Более того, если в тоталитарном государстве прошлого человек хотя бы примерно представлял границы слежки за собой, то сейчас она становится действительно тотальной — ускользнуть от всевидящего ока спецслужб практически невозможно.


Дополнительный материал

Джонатан Франзен — единственный, кто был недоволен выбором своей книги (романа “Поправки”) для очередной встречи книжного клуба Опры Уинфред. Писатель счёл это плохой рекомендацией, так как, по его мнению, она мешает его продвижению среди мужской читательской аудитории.