| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

17.10.2017

Вопрос Шейлока (литература)

Автор:  Васильев Сергей


Говард Джейкобсон.
Меня зовут Шейлок.
М.: Эксмо, 2017. — 352с.
Пер. с английского Т. Зюликовой


Этот роман Говарда Джейкобсона — часть большого международного проекта, стартовавшего в 2016 году в честь четырёхсотлетнего юбилея со дня смерти Шекспира. В ходе проекта современные писатели создают произведения на основе пьес Шекспира, обращаясь с их сюжетом и идеями с разной степенью вольности (десятилетием ранее схожим образом начали осовременивать античные мифы, тогда в проекте даже поучаствовал Виктор Пелевин, переложив легенду о Тесее и Минотавре в “Шлеме ужаса”).

Говард Джейкобсон — эдакий Вуди Аллен от литературы, с неизменным юмором из романа в роман (один из которых — “Вопрос Финклера” — даже удостоился в 2010 году Букеровской премии) пишущий о еврейской проблематике. Поэтому неудивительно, что в качестве исходного материала Джейкобсону послужил “Венецианский купец”, еврейский вопрос в котором стоит наиболее остро из всех произведений Шекспира (до сих пор ломаются копья на тему того, насколько правомерно называть эту пьесу антисемитской). Статус писателя-юмориста, впрочем, позволяет Джейкобсону обходиться с сюжетом пьесы достаточно вольно, подчас и вовсе травестируя его. Например, идеальный спутник жизни должен перечислить три крупнейших обмана XX века, назвать пятьдесят самых богатых иностранных семей в Великобритании, а также предложить осуществимый план убийства Тони Блэра — такова современная вариация испытания для жениха.  

1.jpg
Обложка английского издания романа

Герой романа, Саймон Струлович, на кладбище встречается с Шейлоком, как будто прибывшим прямиком со страниц пьесы четырёхвековой давности. Поначалу непонятно, то ли это просто эманация сознания Саймона, то ли реальный человек, однако в долгом, продолжающемся несколько дней диалоге Струловичу удаётся получше узнать самого себя. Помимо обязательных для Джейкобсона серьёзных рассуждений о судьбах евреев, приправленных фирменным юмором — и потому ничуть не утомляющих своей серьёзностью (“Евреи шутят, когда им не смешно”, — скажет один из героев романа),  важное место занимает проблема отцовства: дочь Шейлока, как мы помним из оригинальной комедии, от отца сбежала, недалека от этого и дочь Саймона. Тема отцов и детей для автора тоже не новая, присутствует и в букероносном “Вопросе Финклера”, однако в ”Меня зовут Шейлок” она, пожалуй, даже выходит на первый план, заслоняя собой основную для автора проблематику

В этом-то и прелесть подобного проекта, не сводящегося в лучших своих образцах к механическому осовремениванию путём переноса места действия в наши дни при сохранении коллизии и основных тем. Джейкобсон видит в “Венецианском купце” нераскрытые потенции и делает их основной темой своего романа, заслоняя набившую оскомину антисемитскую проблематику и создавая обаятельных героев, которым хочется сопереживать.

Дополнительный материал
Среди других книг серии уже вышли или находятся в процессе написания переложения “Зимней сказки” от Джанет Уинтерсон, “Укрощения строптивой” от Энн Тайлер, “Бури” от Маргарет Этвуд, “Гамлета” от Гиллиан Флинн, “Макбета” от Ю Несбё.