| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

11.08.2017

Сказ о жизни и смерти мерян (кино)

Автор:  Еремина Полина

Сказ о жизни и смерти мерян

Фильм: Овсянки
Год: 2010
Страна: Россия
Режиссёр: Алексей Федорченко
Жанр: роуд-муви

1.jpg


Старенький геленДваген держит путь из костромского провинциального городка Неи в Мещерскую Поросль. Хозяин машины - директор целлюлозно-бумажного комбината Мирон Алексеевич (Юрий Цурило) везет тело умершей жены к реке, чтобы провести традиционный мерянский обряд погребения – сжечь его и придать воде.

Едет Мирон Алексеевич не один – в компанию он взял себе заводского фотографа со странным именем Аист (Игорь Сергеев). Аист захватил с собой в дорогу овсянок - птиц, которых купил накануне, боясь, что поездка затянется и им придется голодать дома.

Тихий, надежный и исполнительный Аист помогает Мирону Алексеевичу соблюсти все традиции, терпеливо слушает, рассуждая про себя о самобытной культуре мерян, которая постепенно уходит в небытие. Его ласковый, прозрачный голос рассказывает зрителю, зачем вязать разноцветные ниточки умершей, кто такая веретеница и что есть у меря, вместо богов.

В этой машине зритель – пассажир, невольный слушатель интимных историй овдовевшего директора. У меря такие разговоры называют дымом – так принято говорит о любимом, пока тело еще на земле. Пока Мирон Алексеевич «дымит», мы узнаемкакой была семейная жизнь директора и его жены Танюши (Юлия Ауг). О властном нраве Мирона, о женской тоске и преданности супруги. Житейская история, похожая на сотни других, становится мистической, сказочной повестью о любви, не пошлой, а возвышенной. Хотя сцены воспоминаний и отличаются ярко выраженным эротизмом. Но здесь он – часть традиции, культурный код.
Традиции мерян шокируют, но кажутся знакомыми. (Может всему виной варган, который используется в саундтреках фильма? ) Они завораживают, и непонятно как, вплетаются в урбанистический контекст современности.

2.jpg

«Овсянки» - философские рассуждения о жизни и смерти через призму выдуманной культуры. Поэтичные, но обрывочные, они гипнотизируют, оставляют ощущение досказанности.

Мирон Алексеевич руководитель – на производстве и дома. Типаж Юрия Цурилко удачно вписывается в образ властного директора, рассудочного и в тоже время безумно страстного, заботливого, но, кажется, холодного мужчины.

Персонаж Аиста вызывает диссонанс – Игорь Сергеев человек внешности обыкновенной, более того, благодаря цветокоррекции становится обладателем глубоких мешков под глазами. Такая заурядная внешность не вяжется с экзотичным именем и относительно творческой профессией Аиста.

У них разные жизненные ценности, но цель одна – принять достойную меря смерть. Чем мерянин должен заслужить ее – неизвестно. Каким должен быть путь меря – никто не скажет. Может это неважно, а может это и есть досадные пробелы выдуманной мифологии. Просто меря гордые и чудные.

Совсем не вызывает вопросов Юлия Ауг. Она органична в роли Танюши и вызывает ту самую нежность, которую испытывал к ней Мирон Алексеевич.

Длинные немые планы, безысходная серость глубинки, необычные режиссерские приемы – в постельной сцене мы видим только обнаженных девушек, которые характерно и ритмично покачиваются вверх и вниз. Фильм получился необычным и непохожим ни на что. Только оператор Михаил Кричман немного роднит Алексея Федорченко с работами Звягинцева.

«Овсянки» - это откровение. «Овсянки» - это о любви.


Дополнительный материал

В «Овсянках» птицы – часть мифического мира. Сами овсянки странным образом оказываются аллегорией Татьяны, а в имя Аист явно заложено нечто большее. Может быть это связано с ролью, которая отведена аисту в христианской культуре – его, как истребителя болотной нечисти, принимали за эталон чистоты и целомудрия, почитали как божественное орудие против ереси и духовной скверны.

Отцы церкви приписывали аисту благоразумие, благочестие и набожность. Последнее значение родилось благодаря одной интересной особенности ero поведения. Аист имеет обыкновение время от времени задирать вверх свой длинный клюв, издавая при этом негромкие звуки. Со стороны, может показаться, будто аист возносит к небу горячие молитвы.

Весеннее появление благочестивой и набожной птицы православные христиане приурочили к одному из важнейших церковных праздников - Благовещению.

Накануне в деревнях выпекали особые хлебцы с отпечатком птичьей лапы.

Что касается мерян – такой народ действительно существовал начале-середине I тыс. н. э. в междуречье Оки и Волги, это было финно-угорское племя. Но в этом фильме его нравы - часть воображения Дениса Осокина. Он выступил соавтором фильма – одноименная проза Дениса с вымышленными традициями и нравами стала основой фильма. И этим «Овсянки» интересны – прозу Осокина было непросто переложить на плёнку.
Федорченко и Осокин продолжили совместную работу - фильм «Небесные жёны луговых мари» ( 20112 год) состоит из отдельных новелл, в которых раскрываются разные стороны жизни небольшого финно-угорского народа.

«В 2004 году я прочитал несколько новелл Дениса Осокина. А он стал параллельно писать книгу и сценарий. А в конце 2005 мы поехали в республику Марий-Эл снимать фильм на марийском языке, чтобы познакомится с культурой и подготовится к большому проекту. До этого с финно-угорской культурой не был знаком. К русским народность мари не имеет никакого отношения, так как на территории современной России она появилась задолго до русских. Раньше здесь жили финно-угорские племена. Патриотичность не может существовать только на фильмах о героях и победах. Мы занимаемся именно пропагандой, потому что показываем то, что никто не знает, хотя должны знать все. И должны этим гордиться. Ведь гордиться нужно простыми вещами, а об этих простых вещах забыли, даже если знали. Вот мы и пытаемся их вернуть и показать, что наше прошлое гораздо интереснее и разнообразнее, чем нам хотят об этом сказать»

Из интервью Алексея Федорченко порталу filmpro